Поиск

Добавить в RSS-ленту

Архивы

Несогласные с Кремлем

18 мая, 2010

Вот уже несколько лет в Российской Федерации царит полная политическая тишина. Страну не раздирают партийные вожди, в Госдуме не устраивают побоищ, на Красную площадь не свозят автобусами «возмущенный народ», никто не создает комитеты спасения и фронты защиты. Потому что сегодня в России просто некому оспаривать власть у нынешних хозяев Кремля.

Оппозиция в Российской Федерации, конечно, есть. Но она не в силах не то что бороться за власть, но даже возглавить какое-нибудь реальное протестное движение. Впрочем, протестовать слишком громко в России сегодня небезопасно: можно получить по горбу омоновской дубинкой и оказаться в «обезьяннике». Но и вопить по этому поводу о засилье тоталитаризма нет повода, поскольку точно так же (а то и еще суровее) с демонстрантами поступают в большинстве стран мира. В том числе и на Западе, где так возмущаются возникшей в России «монополией на власть».

Действительно, подавляющее, даже конституционное большинство (70%) голосов в Госдуме принадлежит партии «Единая Россия», которая известна как «кремлевская» или «путинская» (теперь уже «путинско-медведевская»). Это основная российская партия власти, вобравшая в себя чиновничество и бизнес, которая больше напоминает руководимый сверху политический клуб, членство в котором открывает перспективу и дает «крышу». Поэтому политически «Единая Россия» еще более пассивна, чем КПСС брежневской эпохи: в ней состоят и заводят нужные связи, а не проявляют неуместную инициативу снизу.

С одной стороны, это делает огромную партию легко управляемой и дисциплинированной, но с другой – легко уязвимой, поскольку всё её единство держится исключительно на «вертикали власти», верхушка которой конкретизирована в лице небольшой кремлевской команды. Проиграй эта команда выборы – и партия просто рассыплется, как в свое время разваливались ельцинские проекты «партий власти». А большинство её членов сразу перебегут к победителям. Но, опять же, проигрывать выборы команде Путина — Медведева пока что просто некому. Поэтому в обозримом будущем статусу «Единой России» не грозит ничего – разве что кроме «государева гнева лютого».

А гневаться есть за что, поскольку длительное пребывание на Олимпе, как известно, разлагает людей. Вот на днях «Единая Россия» повторно провалила принятие закона о налоге на роскошь. Понятно, что «единороссы» не захотели голосовать за закон, направленный против самих себя, но ведь нужно было и подумать о том, как это воспримет общество! И хотя партию все еще выручает имидж Путина и Медведева, но отношение к её местечковым партийным боссам становится отрицательным: на последних региональных выборах ЕР кое-где потеряла в рейтинге.

Для такой оказии хорошо иметь подстраховку в виде дублера, и таковой является партия «Справедливая Россия». По сути, такая же партия власти (возглавляемая председателем Совета Федерации Сергеем Мироновым), но играющая роль добродушной конструктивной оппозиции к «Единой России» – с легким левым уклоном в сторону заботы о простом народе и большей долей напускного патриотизма. В свое время её называли альтернативным проектом Кремля – как раз на случай, если рейтинг ЕР начнет падать.

Этого, правда, не произошло, и раскрутка СР особого успеха не имела – в Госдуме она имеет самую маленькую фракцию (8,4%), а на местных выборах регулярно проигрывает «единороссам». Тем не менее, партия пытается оперативно реагировать на разного рода проявления «социальной несправедливости», стараясь не столько разрешить проблемы, сколько возглавить и заболтать недовольство, не давая тому разрастись за определенные рамки.

Но если «Справедливая Россия» имитирует левую оппозицию, то ЛДПР пытается казаться оппозицией правой – и тоже очень-очень «конструктивной». Скандальные выходки и откровения её бессменного лидера остались в прошлом, партия уже не воюет с президентской командой (как это было при Ельцине), а поддерживает е ё.

Теперь Владимир Вольфович больше работает в качестве «рупора откровений Кремля», озвучивая то, что было бы неполиткорректно говорить российскому президенту. А если и критикует за что-то власть, то лишь за излишнюю мягкость или щедрость. Его фракция (8,9%) была единственной, которая не голосовала за ратификацию Харьковских соглашений, поскольку, по мнению Жириновского, Украине с е ё постоянно меняющейся властью не следует доверять. И тут с ним нельзя не согласиться…

Умирающая гвардия

Пик популярности КПРФ пришелся на 1996 год, когда её вождь Геннадий Зюганов чуть было не выиграл президентские выборы. Многие даже удивлялись, как он умудрился тогда уступить Борису Ельцину – больному и не просыхающему, ввергнувшему страну в хаос «рыночных реформ» и чудовищной коррупции. Отчего возникли слухи, что якобы с Зюгановым «провели беседу», и он согласился на проигрыш.

Как бы там ни было, но с тех пор КПРФ (крупнейшая и единственная парламентская коммунистическая партия РФ) начала сдавать свои позиции. От выборов к выборам она теряла свой рейтинг, а после прихода к власти Владимира Путина и вовсе начала скатываться к маргинальному состоянию. Сегодня она имеет в Государственной Думе 57 голосов (12,7%), однако практически никак не влияет на политические процессы в Российской Федерации. По сути, партия тоже является клубом людей, ностальгирующих по СССР и озабоченных размером пенсии.

Хорошим показателем отношения россиян к КПРФ является сравнение рейтинга партии и популярности И. В. Сталина, деятельность которого положительно оценила половина респондентов. Выходит, что большинство сторонников «славной истории» не ассоциируют нынешних коммунистов с советским прошлым!

В этом российские коммунисты очень похожи на своих украинских товарищей. Их главная проблема состоит в том, что у них вообще нет собственного видения государственного развития. В смысле в целом, комплексно, а не только вопроса повышения социальных выплат и отношения к истории. Однако социальные стандарты и без них начали расти в президентство Путина, а уважение к собственной истории Владимир Владимирович демонстрировал еще более красноречиво. А главное – не только говорил, но и делал. Так что десять лет назад значительная часть электората КПРФ просто перетекла к новой кремлевской команде, благоразумно понимавшей, что лучше подыгрывать настроениям избирателей, чем потерять их.

Коммунистам оставалось лишь недовольно бурчать, но в рамках закона и приличия. Большую роль в пассивности КПРФ сыграли события 1993 года, когда леворадикальных противников Ельцина сначала хорошо отходили дубинками во время майских беспорядков, а потом и вовсе перестреляли в ходе «Октябрьского путча». С тех пор коммунисты предпочитали действовать только «конституционными методами», ограничиваясь безобидными митингами и критикой власти. Да и история с финансированием партии миллиардером (бывшим) Ходорковским тоже наверняка сыграла свою роль в усмирении КПРФ.

Собственно говоря, критика – это единственное политическое оружие российской Компартии. Пускай при этом и создается впечатление, что коммунисты ругают лишь то, что им позволили ругать. Однако одной лишь критикой хорошие дивиденды не соберешь. Порою удавалось несколько поднять рейтинг – например, во время непопулярной «монетизации льгот», но затем он снова падал. Побеждая в регионах надоевших избирателям представителей «Единой России», депутаты или градоначальники от КПРФ потом повторяли их ошибки.

А тут еще появилась слегка лево-ориентированная «Справедливая Россия»! Но Компартию выручает её политический имидж: в представлении многих россиян понятие оппозиции сведено к двум самым известным «непутинским» партиям – КПРФ и ЛДПР. Две отдушины, куда во время выборов недовольные избиратели выплескивают свои гневные протестные голоса. Пар безобидно уходит в свисток, и власть это вполне устраивает. А потому участие в выборах КПРФ (как и ЛДПР) ей выгодно, как метод периодического сброса социально-политического напряжения в стране.

Тени забытых либералов

Осерчавший на власть русский мужик может проголосовать за коммунистов или Жириновского, но вот отдать свой голос за «демократов» он не захочет ни при каких обстоятельствах. Начиная с 2003 года, когда в Госдуму не прошла ни одна из партий «реформаторской команды» 90-х, они практически исчезли с политической арены России.

Это только в Украине Борис Немцов был представлен в виде одного из лидеров российской оппозиции: его регулярно приглашал в свою передачу Шустер, его назначил своим советником Виктор Ющенко. В самой РФ к тому моменту Немцов опустился до уровня маргинального политика, а в 2008 году его Союз Правых Сил (с рейтингом в 1%) и вовсе самораспустился. Он слился с несколькими, тоже умирающими «демократическими» политическими силами в партию «Правое дело», а Немцов ушел в движение «Солидарность». То есть от имени российской оппозиции, а зачастую даже от имени России говорил человек, которому доверяют всего 1% россиян!

Список российских «демократических» партий и движений, которые зачастую называют себя «правыми» и «народными», но, по сути, являются либерально-буржуазными, огромен. Тут и нестареющее «Яблоко», и вобравшая в свой политсовет чуть ли не полсотни «видных демократов» вышеупомянутая «Солидарность», и «Российский народно-демократический союз» бывшего премьера Михаила Касьянова. И еще пара десятков партий с громкими названиями, которые то распадаются, то объединятся, а потом и вовсе куда-то исчезают. В этих партиях порою одновременно состоят одни и те же люди.

Сюда же можно отнести и таких «ультра-оппозиционеров», как сбежавшего из России олигарха Березовского, периодически попадающего за решетку лидера национал-большевиков Эдуарда Лимонова и экстравагантную Валерию Новодворскую, своей неистовой ненавистью ко всему советскому (и русскому) распугавшую немногочисленных поклонников.

Совокупный рейтинг всех этих либералов и демократов оценивается ниже 5%. В основном их сторонники – это прозападно настроенная молодежь из ночных клубов, люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией и прочие недовольные российским «мракобесием», тоскующая по ельцинской эпохе буржуазия. Не густо! Даже на свои акции протеста им приходится нанимать студентов, поскольку желающих добровольно выйти под их флаги трудно найти даже в больших городах. Тем не менее, эта либеральная оппозиция взяла на себя смелость заявить о том, что она, мол, спасает Россию от «кремлевского режима». Заявить громко, на весь мир – благо, у неё всегда были хорошие связи с Западом.

Согласитесь, очень похоже на украинских национал-патриотов: много шума и еще больше чванства и раздутого самомнения при мизерной численности! Сплошные вожди, которые никак не могут решить, кто же из них самый главный.

Их политическое падение было стремительным и объяснялось очень просто: все они являются «реформаторами» и «звездами» 90-х годов и непосредственно приложили руку к тогдашнему экономическому и политическому падению России. Эпоха Ельцина, по которой они все грустно вздыхают, для подавляющего большинства россиян было десятилетием упадка, бедности и унижения, и никто не хочет возвращения к тем временам. Поэтому у этой части российской оппозиции нет никаких шансов на возрождение. Им остается лишь громко рыдать по «утраченной свободе» и жаловаться Западу на репрессии. И никто, кроме Запада, их не жалеет.

В свое время Владимир Путин сразу понял настроения народа и воспользовался ими для устранения этих «людей Ельцина» – одного за другим их увольняли, либеральные партии теряли админресурс, который, напротив, начал работать против них. Кому-то пришлось вовсе сбежать, а кое-кого даже посадили. Реакцией россиян было чуть ли не торжественное одобрение действий власти. Так что, образно говоря, Путин выполнял волю народа.

Конечно, «ушли» не всех. Пристроились Анатолий Чубайс и Сергей Кириенко, российскими финансами руководит либерал Алексей Кудрин, его коллега Герман Греф с поста министра экономического развития пересел в кресло главы Сбербанка. Да и нельзя сказать, что Путин (а теперь Медведев) порвали с методами «ельцинской» экономики: как раз за последние десять лет в ней было проведено очень много либеральных реформ, особенно что касается «упорядочивания» и сокращения бюджетных расходов. Просто основной смысл перемен сводился к тому, что бразды правления и рычаги влияния, в 90-х годах находившиеся в руках многочисленных «друзей» и «сиделок» Бориса Николаевича, теперь крепко взял Кремль. А всех несогласных с этим просто выперли в шею.

Боязнь русских

Лишенным власти и надежды либералам, чьи «марши» регулярно разгоняют, можно посочувствовать, но нельзя не отметить, что «репрессии» против них носят какой-то опереточный характер. Максимум протащат по мостовой за шиворот, да впаяют 15 суток. И совершенно по-другому российская власть относится к еще одной категории оппозиции.

Одно из основных отличий России от Украины в том, что на нэньке быть украинским националистом не просто безопасно – это даже модно, а до недавнего времени давало еще и пропуск в политику. В Российской Федерации быть русским националистом чревато, потому что можно запросто загреметь за решетку.

Вы можете до хрипоты кричать «Россия для кавказцев!» (индейцев, арабов, таджиков, папуасов), но если вы воскликните «Россия для русских!», то вас обзовут фашистом и вами могут заинтересоваться органы. Создайте корякский (аварский, башкирский, удмурдский) национальный клуб – и можете даже обратиться в исполком за бюджетной помощью. Но в двери под вывеской «Русский клуб» наверняка постучатся люди в погонах. Если вы будете акцентировать, что вас избил и ограбил не просто бандит, а бандит с ярко выраженными нерусскими чертами, вам напомнят о статье 282 УК РФ «Возбуждение вражды по признаку национальной розни».

Таковы плоды «интернациональной» политики российской власти, которая защищает все проживающие или приехавшие в РФ расы, народы и народности, но только почему-то кроме самих русских. Очень напоминает американский либерализм, в своей «политкорректности» преследующий белых американцев.

Разумеется, замысел был совершенно правильным: пресечь риск межнациональных конфликтов, которые в условиях Российской федерации могут развиться в сепаратизм и локальные войны, а новая Чечня никому не нужна. В этом плане те националистические организации, которые необоснованно негативно высказывались об «инородцах» (неся бред про расовое превосходство и прочую муть), которые «развлекались» избиениями ни в чем не повинных прохожих, действительно стоило закрыть и привлечь.

Однако хотели как лучше, а получилось как всегда. Вместо того, чтобы бороться с национализмом в целом (не только с русским), не отрицать существование этнических ОПГ, признать высокий процент криминала среди мигрантов, российские власти, похоже, решили ограничиться только показательной поркой «русских националистов». Дошло до того, что за простую пьяную драку с кавказцами или неграми русского автоматически начинают привлекать по статье за «национальную рознь». А смекалистые гости с солнечного Юга уже поняли особенности российской национальной политики и в случае чего начинают жаловаться, что «я просто шел, пирожное кушал, вот этот ко мне пристал, ударил, сказал: «Катись домой, черный!».

Всё это явно не способствует укреплению межнационального мира. Конечно, и массовой неприязни тоже пока не вызывает. Кого-то ограбили в переулке грузинские «гастролеры», и он зол на всех кавказцев, а кто-то с детства дружит с соседом-дагестанцем и считает всех националистов идиотами.

Проблема в том, что такой неумелой «борьбой с фашизмом» российская власть автоматически загнала в оппозицию к себе не только русских националистов. Несмотря на то, что всех этих «славянских» и «арийских» клубов развелось немало, общее число их членов невелико – и те в основном пьют пиво по подвалам. Однако преследованием «идейных русских» Кремль рискует противопоставить себе вполне мирных обывателей, увлеченных русским патриотизмом. А их число в России постоянно растет за счет молодежи. Не зря направление «русского фэнтези» имеет у неё такую популярность.

Не стоит забывать и о банальной бытовой ксенофобии, никак не связанной ни с какими расовыми идеями. К примеру, первые линчевания негров в США провели ирландцы Нью-Йорка, которые просто разозлились, что хлынувшие в город освобожденные «афроамериканцы» отнимают у них работу. Точно так же большинство российских ксенофобов имеют претензии к «понаехавшим» вовсе не потому, что у тех темные волосы или слишком большие носы.

Проблема эта усугубляется тем, что российская власть пытается бороться с самим проявлением недовольства, а это лишь усиливает его, хотя и загоняет «в подполье». Так же было бы нелепо, скажем, запрещать людям возмущаться мизерной пенсией или коррупцией. Но если недовольство пенсионеров трансформируется в голоса, отданные за КПРФ или «Справедливую Россию», то механизма сублимации недовольства «национально-озабоченных» и ксенофобов попросту нет. Ведь Кремль запрещает даже признавать существование данной проблемы, называя её надуманной (фашистами). А без этого невозможно создать безобидную «отдушину», какую-нибудь контролируемую и мирную оппозиционную партию, которая хотя бы изображала из себя «русских патриотов».

В этом плане Украине повезло больше – у нас есть ВО «Свобода» и Олег Тяныбок, который хоть и не сдержан на язык, слишком уж некорректно отзываясь о других народах, но зато вбирающий в себя все негативные эмоции отечественных националистов и, словно паровозный гудок, выпускающий его на своих митингах в голубое небо. Пошумели – и разошлись…

http://gigamir.net/news/world/pub57391/




|




Оставить отзыв