Поиск

Добавить в RSS-ленту

Архивы

Украина, которой не было

15 августа, 2007

“Наша власть должна быть страшной для ее противников. Террор для чужих-врагов и своих предателей”, — по этому высказыванию Степана Бандеры обычно судят о характере режима, который в конце 1930х мечтали установить в своем независимом государстве украинские националисты. Советская власть, стремившаяся уничтожить Бандеру как физически (что ей в конце концов удалось), так и морально, очень любила цитировать эту фразу в сильно сокращенном виде — просто: “Наша власть должна быть страшной”.

В такой редакции слова лидера самой влиятельной фракции Организации украинских националистов (ОУН) должны были служить подтверждением приверженности бандеровцев фашистским идеалам. Не в последнюю очередь под влиянием этой пропаганды существенная часть населения Украины и сегодня склонна без всяких оговорок считать западно-украинских националистов фашистами.

В то же время другая часть украинцев свято верит в то, что националисты были героями, боровшимися за благо нации. Парадокс заключается в том, что большинство людей с обеих сторон толком не знают, какую политическую систему хотели воплотить украинские националистические силы. Между тем исторические документы свидетельствуют: строй государства украинских националистов предполагал объединить элементы фашизма и коммунизма в начале войны и национал-демократии — в конце.

Украина для украинцев

ОУН начиналась с идеологии, разработанной Дмитрием Донцовым. В середине 1920-х идея украинской государственности переживала тяжелый кризис. Донцов писал, что демократическая модель украинского государства была скомпрометирована ошибочной политикой Центральной Рады, а монархическая — неудачной политикой гетмана Скоропадского. Донцов нашел предпосылки новой национальной идеи в модных в то время концепциях тоталитаризма, которые были воплощены в итальянском фашизме, немецком национал-социализме и российском большевизме.

Развивая новую идеологию в своей книге Национализм, Донцов утверждал, что национальная идея должна быть “аморальной”, то есть не считаться с принципами общечеловеческих ценностей. И осуществлять эту аморальную политику может фанатик, который “считает свою правду единственной и обязательной для других”.

Согласно Донцову, организация националистов должна была силой подчинить себе остальные течения украинской жизни. “В роли магнита все равно выступает меньшинство, группа. Она ставит свою печать на мысли и воле масс. Она — организованная не в партию, не в объединение, а в карающий Орден — ведет эти массы” пишет Донцов.

Созданная в 1929 году, ОУН положила в основу своей деятельности идеи Донцова и к середине 1930-х уже обладала большим опытом подпольной борьбы против польского и советского режимов и отличалась четкой структурой. Во главе организации стоял Евгений Коновалец, пользовавшийся большим авторитетом и имевший широкие связи в Европе, в первую очередь в Германии.

Приближение войны между Германией и СССР было очевидным, и ОУН постаралась заблаговременно к ней подготовиться, подготовив планы по завоеванию и удержанию украинской независимости. Ключевым документом, определявшим будущее Украины, стал Нарис проекту основних законів (Конституції) Української держави, написанный Николаем Сциборским, фактически вторым человеком в ОУН после Коновальца.

Исходя из этого документа, планировалось, что Украина станет тоталитарным государством, строй которого будет базироваться на принципах нациократии (власть одной нации в стране, в данном случае — украинской). Государственным языком провозглашался украинский, а официальными церквями признавались: Украинская Православная Автокефальная церковь с патриархом в Косове и Украинская Греко-Католическая с митрополитом во Львове.

Во главе государства должен был стоять вождь нации, им мог быть каждый украинец, достигший 35-летнего возраста. Вождь избирался пожизненно и мог уйти только по собственному желанию или по состоянию здоровья.

Право созыва и роспуска государственного Сейма (парламента) также было за лидером страны, таким образом он получал неограниченную власть. Все средства массовой информации попадали под контроль государства, ни о какой свободе слова речь не шла.

Историк Иван Патриляк уверен, что в случае реализации этих идей Украина имела все шансы стать государством фашистского типа по итальянскому образцу. В то же время он считает, что это нужно оценивать с точки зрения тогдашней политической ситуации в мире, когда фашизм был не менее популярен, как форма государственного строя, нежели демократия или коммунизм. При этом нациократия таила в себе большие неприятности для других народов, проживавших на украинских территориях, в особенности полякам и россиянам, наиболее ущемлявшим права украинцев в разные времена.

Со временем планировалось переселить украинцев с русского Дальнего Востока и Сибири в Украину и выселить россиян в Россию, что дало бы возможность организовать моноэтническое государство. Патриляк считает, что с точки зрения современности подобные планы воспринимаются несколько дико, однако следует понимать, что в 1930-х такие акции практически стали “жизненной нормой” для стран Центрально-Восточной Европы и Балкан. Поэтому понятны желания националистов исправить этнографические границы в пользу своего народа.

Три государства

В конце 1930-х годов монолитность ОУН оказалась под угрозой. После раздела Польши немало националистических деятелей из среды так называемых “краевиков” (региональных лидеров ОУН) вышли из тюрем и лагерей. Они были овеяны ореолом славы.

О Степане Бандере и его соратниках в галицких селах слагались песни и легенды. Однако в сложившейся ситуации они оказались не у дел. Верхушка ОУН — находившийся в эмиграции Центральный Провод во главе с Коновальцем — во многих случаях игнорировала мнения “краевиков”.

Ситуация усугубилась еще больше после смерти Коновальца. 23 мая 1938 года он был убит в Роттердаме агентом НКВД Павлом Судоплатовым. Политическим наследником Коновальца стал Андрей Мельник. Среди краевиков начал назревать бунт, который возглавил Бандера. Встреча Мельника и Бандеры в начале 1940 года ни к чему не привела.

10 февраля 1940 года в оккупированном немцами Кракове состоялось заседание националистичекого актива, которое провозгласило создание Революционного провода ОУН во главе с Бандерой. Его сторонники обвинили ближайших соратников вождя в сотрудничестве с польской полицией. Как результат, произошел раскол организации на два лагеря — ОУН(м) и ОУН(б) условно называемых мельниковцами и бандеровцами.

Оба течения стремились задекларировать собственное видение будущего государства. Отличия между ними четко прослеживается в меморандумах, присланных руководством обеих ОУН высшим органам власти Германии накануне и в начале войны.

В переданном Проводом ОУН(м) в апреле 1941 года меморандуме, близком по духу конституции Сциборского, писалось, что целью организации является “возобновление суверенного украинского государства на населенной украинским народом территории между Дунаем, Карпатами и Каспийским морем”. Близким по идейному наполнению к мельниковскому является меморандум Украинского Национального Объединения (УНО) в Берлине, отправленный 10 июля 1941 года в немецкую канцелярию за подписью руководителя Украинского Национального Комитета Владимира Кубиевича и руководителя УНО Тимоша Омельченко. В этом документе границы будущего государства были идентичны мельниковским. В меморандуме подчеркивалось, что “базируясь на традициях украинского гетманского государства, будущее украинское государство будет иметь авторитарную конституцию [скорее всего, написанную Сциборским]”. Националистическая партия будет единственной формой политической организации в государстве. Вождем государства должен стать Андрей Мельник.

В свою очередь меморандум ОУН(б), написанный 15 июня 1941 года и переданный в рейхсканцелярию 27 июня, в корне отличался от двух “конкурирующих” документов. Здесь не шла речь о каком-либо строе в Украине, главной целью было получить независимость, а каким будет государство, молодое поколение националистов на то время не оченьто и представляло.

Небольшой свет на их взгляды проливают Политические военные и пропагандистские указания для членов ОУН на время войны, написанные руководством ОУН(б) в мае 1941 года. В них шла речь о тотальной власти украинского народа на украинских землях. В будущем вся земля должна была принадлежать только украинцам. Что касается национальных меньшинств, то их делили на две категории — лояльно настроенных по отношению к украинцам и враждебно. К последним причислялись россияне, поляки, евреи. С ними следовало бороться путем переселения и уничтожения интеллигенции.

Цена “незалежности”

Все три предложенных немцам меморандума преследовали одну цель — провозглашение независимости Украины, однако цена вопроса в каждом случае существенно отличалась.

Например, мельниковцы предлагали немцам в обмен на помощь уступить большую часть экономического суверенитета будущей Украины.

Кубиевич и Омельченко прямо писали о готовности превратить Украину в аграрно-отраслевой придаток Европы и сделать из нее буферное государство, сдерживающее российскую экспансию.

Иную позицию по этому вопросу имела ОУН(б), которая изначально обозначила, что будет вести борьбу за независимость Украины как в экономическом, так и в политическом плане независимо от того, поддержит их Германия или нет.

Решительность своих действий ОУН(б) доказала в самом начале войны, 30 июня 1941 года, провозгласив во Львове возрождение независимого Украинского государства под руководством Степана Бандеры. Новое правительство в качестве премьер-министра и главы департамента социальных реформ возглавил Ярослав Стецько, близкий соратник Бандеры. В общей сложности состав правительства насчитывал 40 человек. Какие-либо программы и планы в отношении социально-экономических реформ у бандеровцев отсутствовали. Все это собирались разрабатывать по ходу.

По мнению философа Мирослава Поповича, неопределенность объясняется тем, что ОУН была в первую очередь военной организацией, которая много внимания уделяла борьбе за независимое государство и совсем мало — социальной сфере.

Как бы там ни было, этим шагом бандеровцев не преминули воспользоваться мельниковцы, изначально отказавшиеся от конфронтации с немцами. Мельник незамедлительно написал письмо Гитлеру и генерал-губернатору Польши Гансу Франку о том, что “бандеровцы ведут себя недостойно и создали без ведома фюрера свое правительство”.

Для немцев, в планах которых Украина фигурировала как “житница Европы”, независимость Украины не представлялась возможной даже теоретически. Поэтому сразу после провозглашения независимого государства во Львов прибыла спецгруппа гестапо с целью ликвидации заговора “украинских самостийников”.

5 июля 1941 года в Кракове был арестован Бандера, а 9 июля во Львове — Стецько. На одном из допросов последнего в Берлине полковник Эрвин Штольце говорил ему, что провозглашение независимости украинцами усугубило ситуацию на Востоке и якобы теперь Германия столкнется с фанатическим настроем российских солдат, сражающихся за воссоединение российской империи. “Ваши солдаты будут вынуждены отдать свои жизни из-за вашей ошибочной политики относительно украинского народа, — ответил на это Стецько. — Россияне в любом случае против вас, только по той причине, что вы начали войну против их империи. А теперь против вас также и украинцы”.

Либералы поневоле

К концу 1941 года немецкое руководство окончательно осознало, что политические игры с украинскими националистами могут иметь для них нежелательные последствия в Украине и прибегло к репрессиям в отношении членов ОУН(б).

Согласно распространенной сегодня версии, с этого момента националистические силы начинают вести борьбу как против советской власти, так и против немцев.

В то же время некоторые историки утверждают, что, не имея достаточного количества людей, созданная националистами Украинская повстанческая армия (УПА) не могла воевать с обоими монстрами одновременно.

Понимая это, они вынужденно заключали ситуативные договоры как с немцами, так и с советскими партизанами. В 1943 году политическая платформа националистов существенно изменилась. Еще в ходе подпольной борьбы националисты обратили внимание на реальные настроения украинских масс и признали, что они в корне отличаются от существовавших среди эмигрантов.

Осознавая, что Германия вскоре потерпит поражение в войне, и в Украину вернется Советская власть, а также изменится политическая ситуация в мире, националисты были вынуждены искать себе новых союзников в борьбе против СССР на Западе. О переходе на более демократичную платформу свидетельствуют постановления III съезда ОУН(б), который проходил 21—25 августа 1943 года в Бережанском районе Тернопольской области.

Неизменной целью организации оставалась независимость Украины. Однако будущая власть уже называлась народной, все свое внимание она должна была направить на строительство честного социального строя, на экономическое и культурное возрождение. Колхозная система окончательно уничтожалась. Одновременно разрешалось частное и коллективное использование земли.

Оуновцы даже учли настроения украинских крестьян на западе и востоке страны. Поэтому обещали западным регионам частную собственность, а на востоке по желанию крестьян могла быть сохранена колхозная система. Таким образом предполагалось привлечь на свою сторону население всей страны. Наибольшие изменения коснулись общественно-демократических прав граждан, которые раньше вообще не упоминались в программах ОУН.

Теперь разрешалась свобода слова, печати, мысли, убеждений. Отдельным пунктом провозглашалось равенство всех граждан Украины независимо от национальности. Национальным меньшинствам Украины давалось право на развитие собственной культуры.

Это означало отход от прежнего лозунга Украина для украинцев, порожденного идеологией Донцова.

Исследователь национального движения Анатолий Русначенко считает, что таким образом руководители организации учли горький опыт не только тоталитарных Германии и СССР, но и прежний опыт самой ОУН.

Но изменение политической платформы не помогло националистам добиться желаемого результата. После ухода немцев советские войска снова заняли Западную Украину. Боевые группы УПА, пользуясь поддержкой местного населения и помощью из-за рубежа, еще долгие годы продолжали вооруженную борьбу против Советской власти и польских органов безопасности в приграничных районах.

По неофициальным данным, последний бой подразделения УПА с советской милицией датируется 1961 годом.

Последний повстанец Илья Обершин, проведя 40 лет в подполье на нелегальном положении, покинул лес только в 1991 году, после обретения Украиной независимости. Это независимое государство было вовсе не похоже на мечту националистов 60-летней давности.

Владимир Гинда




|


  1. 15 августа, 2007 @ 10:05 пп
    Саша пишет:

    Из всего вышеизложенного следует тот факт ,что националисты всегда исходили из реальной ситуации.
    Но ставили себе максимальные цели (национальное государство).

    Хотя и пытались заигрывать с Юго-востоком ,понимая ,что его мнение будет иметь серьёзное значение.
    Вот из этого и надо исходить ,не давая им чересучр «раскатывать губу».

    Мы тоже люди ,и никакие не «оккупанты» здесь.
    Так что хоть какие-то серьёзные подвижки в отношении нашего языка всё равно придётся сделать.
    Рано или поздно.
    А потом и поговорим.


|
RSS feed отзывов к статье |





Оставить отзыв