Поиск

Добавить в RSS-ленту

Архивы

Гриценко: проверка ГКРУ занимает две минуты

5 декабря, 2006

Этой осенью кресло под министром обороны сильно зашаталось. Вначале на Анатолия Гриценко посыпались обвинения в коррупции. Потом парламент вызвал силовика на ковер, угрожая отставкой. А 27 ноября в учебном центре под Черниговом после тяжелых побоев скончался солдат-новобранец. Сам Гриценко намерен держать оборону до конца. Столы в его кабинете завалены папками с документами. Три раза в день ему приносят сводки боевых действий – обзоры прессы. Именно оттуда министр черпает информацию о своих “коррупционных подвигах”.

В быту Гриценко неприхотлив. С приходом в Минобороны он дополнил свой высокий кабинет лишь несколькими фотографиями. Причем изначально попытался соригинальничать и повесил непротокольный портрет Президента, а фото Юлии Тимошенко и Виктора Ющенко с оранжевого Майдана. Правда, когда Тимошенко отправили в отставку, на стене кабинета сиротливо осталось лишь изображение Ющенко.

– Почему в мирное время в нашей армии продолжают гибнуть солдаты?

– Случаев гибели солдат от дедовщины в армии не было более двух лет. И это – свидетельство работы командиров по очищению армии от позорного явления казарменного хулиганства. Те сержанты, не побоюсь этого слова – подонки, которые избили молодого солдата, несомненно сядут за решетку по всей строгости закона. Я направил в Десну начальника Генштаба, чтобы разобраться в ситуации и обеспечить условия для работы органов прокуратуры. Ничто не будет закрыто иникто не помешает следствию. Ряд командировбыли отстранены от должностей, чтобы расследование было объективным.

– Часть экспертов утверждает, что Вы стали разменной картой в борьбе между ветвями власти. Как Вы сами оцениваете последние события?

– Безусловно, то, что на ковер в парламент вызывают министров, которые назначены Президентом по его квоте – это отражение пока еще не устоявшихся взаимоотношений между Президентом, премьером и руководством антикризисной коалиции. Вторая причина заключается в том, что во властных кабинетах есть люди, которых армия как государственный институт не интересует. Их цель – получить доступ к избыточному имуществу Вооруженных сил. Наверное, я многих разочарую, но скажу: наиболее лакомое было роздано или разворовано еще до Гриценко. Нагло и цинично в конце 2004 года.

– О чем конкретно идет речь?

– Буквально 30_31 декабря подписывались договора, по которым частным компаниям под строительство жилья передавались сотни гектаров земли в Киеве и области, Харькове и Крыму. Обязательства, которые брали на себя эти компании, были отодвинуты во времени до 2009_2010 годов. А процент же жилья, который они должны были передать военным, в лучшем случае составлял 15%.

– И что Вы как министр сделали, дабы восстановить справедливость?

– Когда я пришел в министерство, мне хотелось идти вперед, а не заниматься прошлым, но оно догоняло и било по экономическим интересам государства. Мы попытались через суды вернуть то, что было неэффективно реализовано, либо фактически украдено. Частично нам это удалось. Десятки договоров были расторгнуты. Но ведь за каждым отвоеванным участком стоят влиятельные и недовольные люди, которые уже имели миллионы или сотни миллионов в кармане, а теперь лишились этого. Примечательно, что некоторых бизнесменов, в том числе и народных депутатов, нам удалось убедить доплатить разницу. Я сказал: если хотите и дальше работать с Минобороны, давайте честно закроем договора, подписанные на невыгодных для государства условиях. И доплатите не Гриценко в карман, а в бюджет ведомства, чтобы мы построили жилье для военнослужащих. В итоге кто-то вместо миллиона заплатил пять, вместо четырех – 32, отдельные компании доплатили более 150 млн грн. Но многие не пошли на сотрудничество. Они судятся с нами. Причем многие суды ведомство проиграло. Потому что наши представители приходят в суды с папкой документов, а кто то – с дипломатом денег.

– Могли бы озвучить название компании или фамилии людей, с которыми заключались контракты?

– Я бы не хотел это делать публично. Правоохранительные органы владеют информацией.

– Строительство жилья для силовых структур –одна из наиболее коррумпированных сфер. Что Вам удалось сделать, дабы прекратить разворовывание?

– Когда я начал разбираться с отдельными сомнительными сделками, то запросил пакеты документов по ним. Так вот выяснилось, что в Минобороны не было предусмотрено сохранение доверенностей, которые давали право подписывать договора. Это очень удобно, нет документов – нети крайних. Я подписал приказ о том, чтобы все доверенности хранились вечно. Помимо этого, когда я пришел, было много и заказчиков и тендерных комитетов, которые делали закупки. Я понял, что это процесс бесконтрольный и неэффективный, поэтому уменьшил их количество до четырех. Скажу больше, до конца года в Минобороны будет один такой комитет. На сайте Минобороны можно найти информацию о тендерах, избыточном имуществе, есть даже очередь военнослужащих на получение жилья. Кроме того, списки тех, кто уже получил жилье, стали публиковаться в нашем печатном органе Народная армия.

– Коль речь зашла о тендерах, то прокомментируйте информацию о том, что во время закупок жилья были нарушения на сумму 50 млн грн.

– Да, эта цифра действительно была озвучена Генпрокуратурой. Но она взята из воздуха, за период моей деятельности Генпрокуратура не проводила ни одной проверки по линии тендерного комитета. Я могу доказать это документально.

– Обвинения, которые прозвучали со стороны Главного контрольно-ревизионного управления (ГКРУ), также не обоснованны? Там список разворованных объектов велик, но на слуху, безусловно, турбаза Кичкинэ и санаторий в Ялте.

– По каждому готов дать документальные пояснения. Давайте возьмем Ялтинский санаторий. Я нашел документ, подписанный 31 декабря 2004года, который давал право продажи конкретного спального корпуса. Причем до этого, в ноябре, был другой документ, где написано, что объект нив коем случае нельзя продавать. И там, и там стоит подпись высокого должностного лица, которое сегодня грозит мне судом.

– Вы сейчас хотите сказать, что все обвинения необоснованны, потому что нарушения были до Вас?

– Я хочу сказать, что нарушения есть, и все документы передаются в Генпрокуратуру для правовой оценки. Но обвинения, что Минобороны “разбазарило” шесть миллиардов, отвергаю категорически. Я даже суммы такой не получил из госбюджета. Это нужно воровать по 20 млн грн. Каждый день, причем и по выходным. Абсурд полнейший.

– Вы говорили, что даже не видели самого акта ГКРУ.

– Его нет в природе, а согласно закону, акт с результатами должен подписать министр, которого проверяют. Не имея такого акта, нарушая, по сути, закон, они начали распространять неправдивую информацию. Я же не имел возможности дать какие-либо пояснения. Я обратил внимание и премьера, и Генпрокуратуры, но меня никто не слушал. На мой вопрос Генпрокурор сказал, что нужно изучить ситуацию. Я спрашиваю: “Сколько времени нужно?” Он отвечает, что необходимо провести проверку. Как по мне, проверка занимает две минуты. Нужно пригласить руководителя ГКРУ [Петра] Андреева и попросить показать акт ревизии. Его-то нет, вот и вся проверка. Именно поэтому я обратился в суд, который сразу вынес решение о запрете распространения необоснованных обвинений.

– Сегодня большинство коррупционных обвинений в Ваш адрес звучат в контексте продажи избыточного имущества.

– Ситуация по сути абсурдна. Дело в том, что по закону, министерство не имеет права торговать и не торгует имуществом. Эти функции выполняют другие структуры. Это предприятия и сеть аукционных центров, которые имеют разрешение правительства на эту деятельность. Они замыкаются на Кабмине.

– Какие конкретно компании занимаются реализацией имущества Минобороны?

– Укрспецэкспорт и его дочерние предприятия, а также Национальная сеть аукционных центров. Сама процедура реализации проходит за пределами влияния Минобороны. Оценка производится с привлечением частных структур. После оценки они без нас проводят конкурс, а затем перечисляют нам полученные средства.

– Вы хотите сказать, что если оценка занижена, Вы никак не можете повлиять на ситуацию?

– Да. Есть примеры, когда проданный объект через несколько дней в местной газете был заявлен в три раза дороже. И продавался. Ко мне приходили люди с жалобами, что от них требовали взятки, что они не могли получить доступ к информации, потому что весь тираж местной газеты, где публиковались объявления об аукционе, скупался на корню.

После этого я попытался понять, в чем причина происходящего. Остановил процесс. Вышел на несправедливую оценку и непрозрачный конкурс, которые фактически и приводили к одному покупателю. Увидел, что реализация имущества идет по заниженным ценам. Принял решение изменить схему. Теперь в договоре будет указываться не просто здание, а и земельный участок, с которым оно продается.

Журнал «Корреспондент»




|


  1. 5 декабря, 2006 @ 10:33 пп
    Саша пишет:

    Пусть работает в своей команде ,если она когда-нибудь придёт к власти.
    Сейчас на этом месте должен быть другой политик ,более устраивающий всех.
    Даже если ,исходя из статьи ,допустить ,что этот Гриценко -ангел во плоти ,то всё равно он сейчас не в своей компании.
    Так что пусть пакует вещи ,Министром Обороны ему не быть.

  2. 5 декабря, 2006 @ 11:00 пп
    Mixter пишет:

    Так и работает… В команде Президента.

    В команде Януковича — не хочет. Капитан мордой не вышел.

  3. 6 декабря, 2006 @ 9:21 пп
    Саша пишет:

    Вот когда Ющенко будет Премьером -тогда и на здоровье!
    А сейчас — не быть ему Министром ,фигушки!
    В команде Президента -сколько угодно пусть работает (советником ,пресс-секретарём и т.п.).


|
RSS feed отзывов к статье |





Оставить отзыв